КОРРЕЛЯЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ РИТМА СЕРДЦА ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ВАРИАНТАХ КОГНИТИВНОЙ НАГРУЗКИ У СТУДЕНТОВ

КОРРЕЛЯЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ РИТМА СЕРДЦА
ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ВАРИАНТАХ КОГНИТИВНОЙ НАГРУЗКИ У СТУДЕНТОВ

Научная статья

Аричибасова Е.А.1, *, Куликов В.Ю.2, Воевода М.И.3

1 ORCID: 0000-0001-8482-3319;

1, 2 Новосибирский государственный медицинский университет, Новосибирск, Россия;

3 Федеральный исследовательский центр фундаментальной и трансляционной медицины, Новосибирск, Россия

* Корреспондирующий автор (helen280776[at]rambler.ru)

Аннотация

Выявленные в нашей работе корреляционные отношения между показателями ВРС (вариабельность ритма сердца) при различных вариантах когнитивных нагрузок в общих группах исследования имеют базовую закономерность, являются корреляциями первого уровня, которые, отражают наличие «жестких» контуров регуляции ВРС, структура которых не изменяется при различных физиологических состояниях. В гендерных группах наблюдается перераспределение доминирующего влияния в регуляции ВРС отделов ВНС (вегетативная нервная система). Таким образом, мы выделяем «пластичные» контуры регуляции ВРС. Наличие «пластичных» контуров регуляции, с одной стороны является механизмом адаптации к различным видам нагрузки, а с другой стороны, «пластичные» контуры могут быть «слабым» звеном механизма регуляции, когда системы переходят на новый уровень неравновесности и формируется дисбаланс между симпатическими и парасимпатическими влияниями на сердечную деятельность. Оценка особенностей организации таких регуляторных контуров позволяет разработать методы ранней коррекции, диагностики и прогноза патологических состояний.

Ключевые слова: когнитивная нагрузка, корреляционная зависимость, вариабельность ритма сердца, регуляторный контур.

CORRELATION FEATURES OF HEART RATE VARIABILITY INDICATORS
IN DIFFERENT VARIANTS OF COGNITIVE LOAD IN STUDENTS

Research article

Arichibasova E.A.1, *, Kulikov V.Yu.2, Voevoda M.I.3

1 ORCID: 0000-0001-8482-3319;

1, 2 Novosibirsk State Medical University; Novosibirsk, Russia;

3 Federal Research Center for Fundamental and Translational Medicine; Novosibirsk, Russia

* Corresponding author (helen280776[at]rambler.ru)

Abstract

In the general study groups, the correlations between HRV indicators (heart rate variability) determined in the article have a basic pattern with various variants of cognitive loads and are correlations of the first level, which reflect the presence of “rigid” HRV regulation circuits, the structure of which does not change under various physiological conditions. In gender groups, there is a redistribution of the dominant influence in the regulation of HRV of the departments of the autonomic nervous system. Therefore, the authors distinguish the “plastic” contours of HRV regulation. On the one hand, the presence of “plastic” regulation circuits is a mechanism of adaptation to various types of stress, and on the other hand, “plastic” circuits can be a “weak” link in the regulation mechanism when systems move to a new level of disequilibrium and an imbalance is formed between sympathetic and parasympathetic influences on cardiac activity. Evaluation of the organization features of such regulatory circuits allows for  developing methods of early correction, diagnosis and prognosis of pathological conditions.

Keywords: cognitive load, correlation dependence, heart rate variability, regulatory circuit.

Введение

Сердечный ритм, как и регуляция других физиологических и патологических процессов регулируется, с одной стороны отделами вегетативной нервной системы, с другой комплексом метаболических реакций, тесно взаимодействующих между собой [1]. Для понимания системных механизмов регуляции физиологических процессов в условиях когнитивных нагрузок существенная роль отводится оценке межорганных и межсистемных взаимодействий. Структура этих взаимоотношений имеет достаточно жесткие контуры регуляции базовых процессов и тех взаимодействий, которые определяют адаптивные возможности организма. Их оценка имеет важное как практическое, так и теоретическое значение, с применением нелинейных методических подходов [2]. Корреляционный анализ более глубоко выявляет характер перестройки межсистемных взаимоотношений в условиях предъявляемых организму нагрузок, и отражает более ранние изменения системы вегетативно-метаболической регуляции в условиях адаптации и патологии, что позволяет разработать методы ранней коррекции, диагностики и прогноза патологических состояний. В ряде исследований [3], [4], показано, что когнитивные процессы жестко связаны с динамикой вегетативной регуляции кардиоритма посредствам общей нейрофизиологической основы.

Цель исследования

Оценить особенности корреляции основных показателей ВРС при различных вариантах когнитивных нагрузок у студентов для выявления дисфункции систем вегетативной регуляции.

Методы и принципы исследования

В исследовании приняли участие 81 человек, все участники в возрасте 18 – 19 лет, студенты медицинского университета. Исследование проводилось в двух группах. В группе 1 (39 человек), в качестве нагрузки применялся тест «семантическая вербальная беглость», суть которого заключалась в мысленной генерации (воспроизведении) списка слов, принадлежащих определенной семантической категории. В группе 2 (42 человека), в качестве нагрузки применялся тест Амтхауэра (устное решение арифметических задач). Запись кардиоинтервалограммы в условиях контроля проводилась в течение 15 минут в положении сидя, без нагрузки. Запись с нагрузкой проводилась в идентичных условиях. Для анализа были использованы наиболее общие показатели, отражающие механизмы регуляции ВРС и влияющие на его особенности [5]. Это: RRNN, мс (среднее значение интервалов RR), ТР (Total Power), мс2 (общая мощность в диапазоне частот ≤ 0,4 Гц), HF (High Frequency), мс2 (мощноcть в диапазоне высоких (0,15 – 0,4 Гц частот, волны длительностью 2,5 – 6,5 сек, LF (Low Frequency), мс2 (мощность в диапазоне низких (0,04 – 0,15 Гц) частот (волны длительностью 6,5 – 25 сек)), VLF (Very Low Frequency), мс2 (мощность в диапазоне очень низких (≤ 0,04 Гц) частот (волны длительностью более 25 сек). Полученные результаты обрабатывались с использованием пакета прикладных программ: Exel-7,0, Statistika-7,0. Для обработки полученных данных использовались непараметрические методы анализа. В частности, корреляционный анализ проводился по методу Спирмена. Различия считались достоверными при р < 0,05.

Основные результаты

На первом этапе исследования проводился корреляционный анализ показателей ВРС в группе исследования 1, где в качестве нагрузки применялся тест «семантическая вербальная беглость». Корреляционные отношения между показателями определялись до и после проведения нагрузочного теста (см. таблицы 1,2). В таблицах указаны достоверные значения корреляций (р < 0,05).

 

Таблица 1 – Корреляционная матрица (Спирмена) между исследуемыми показателями ВРС
в группе исследования 1 – «семантическая вербальная беглость», до проведения нагрузочного теста

  HF LF VLF TP
RRNN +0,7 +0,32 +0,5
TP +0,82 +0,8 +0,8
HF +0,52 +0,48
LF +0,55

 

Таблица 2 – Корреляционная матрица (Спирмена) между исследуемыми показателями ВРС
в группе исследования 1 – «семантическая вербальная беглость», после проведения нагрузочного теста

  HF LF VLF TP
RRNN +0,66 +0,34   +0,52
TP +0,76 +0,68 +0,43
HF +0,4
LF

 

Как видно из представленных данных в таблице 1 и 2 между исследуемыми параметрами выявлена достоверная, p < 0,05, положительная корреляционная зависимость, что свидетельствует о наличии определенных межсистемных взаимодействиях механизмов регуляции. После проведения нагрузочного теста выявлена достоверная положительная корреляция между параметрами RRNN и LF, что свидетельствует о значительном влиянии симпатического отдела ВНС в регуляции вариабельности ритма сердца при когнитивной нагрузке. Взаимоотношения между симпатическим и парасимпатическим отделами ВНС после проведенной нагрузки стали менее весомыми, т.к. величины корреляционных взаимоотношений между показателями HF и LF уменьшились. После проведения нагрузки «теряются» корреляции между показателями HF и VLF, и LF и VLF, что отражает перераспределение регуляторного контура вариабельности ритма сердца после нагрузочного теста. Затем в группе исследования 1, проводился корреляционный анализ показателей ВРС среди юношей, и среди девушек. Юноши и девушки одного возраста, в группе девушек фаза менструального цикла не учитывалась. Корреляционные отношения между показателями определялись до и после проведения нагрузочного теста. Полученные данные представлены в таблицах 3,4 и 5,6. В таблицах указаны достоверные значения корреляций (р < 0,05).

 

Таблица 3 – Корреляционная матрица (Спирмена) между исследуемыми показателями ВРС
в группе исследования 1 – «семантическая вербальная беглость» (юноши) до проведения нагрузочного теста

  HF LF VLF TP
RRNN
TP +0,9 +0,87
HF +0,75
LF

 

Таблица 4 – Корреляционная матрица (Спирмена) между исследуемыми показателями ВРС
в группе исследования 1 – «семантическая вербальная беглость» (юноши) после проведения нагрузочного теста

  HF LF VLF TP
RRNN +0,79
TP +0,79 +0,67
HF
LF

 

В группе юношей корреляционные взаимоотношения между показателями изменились. После проведения теста выявлена достоверная положительная корреляция между показателями RRNN и HF, p < 0,05, таким образом, продолжительность сердечного цикла зависит от регуляторного влияния парасимпатического отдела ВНС, наблюдается достоверное снижение активности этого отдела, что сопровождается уменьшением времени сердечного цикла. Корреляционных взаимоотношений между показателями RRNN и LF не выявлено, а также показатель ТР – общая мощность спектра в положительных корреляционных взаимоотношениях с показателем HF. Таким образом, основное влияние в регуляции ВРС в группе юношей после проведения нагрузки «семантическая вербальная беглость» принадлежит парасимпатическому отделу ВНС.

 

Таблица 5 – Корреляционная матрица (Спирмена) между исследуемыми показателями ВРС
в группе исследования 1 – «семантическая вербальная беглость» (девушки) до проведения нагрузочного теста

  HF LF VLF TP
RRNN +0,73 +0,45 +0,59
TP +0,84 +0,8 +0,75
HF +0,5 +0,4
LF +0,5

 

Таблица 6 – Корреляционная матрица (Спирмена) между исследуемыми показателями ВРС
в группе исследования 1 – «семантическая вербальная беглость» (девушки) после проведения нагрузочного теста

  HF LF VLF TP
RRNN +0,69 +0,56
TP +0,81 +0,62 +0,39
HF +0,41
LF

 

В группе девушек после нагрузки характер корреляций изменился, не выявлена корреляция между показателями RRNN и LF, но при этом корреляция RRNN и HF остается, таким образом, регулирующее значение парасимпатического отдела ВНС на вариабельность ритма сердца выявлено в группе девушек до и после проведенной нагрузки. В отличие от группы юношей, в группе девушек выявлены корреляционные взаимоотношения между показателями HF и LF, как до, так и после нагрузки, что свидетельствует о более выраженном взаимодействии симпатического и парасимпатического отделов ВНС. Как в группе юношей, так и в группе девушек нет корреляционных взаимоотношений между показателями HF, LF и VLF после нагрузки.

На втором этапе исследования проводился корреляционный анализ показателей ВРС в группе исследования 2, где в качестве нагрузки применялся тест Амтхауэра. Корреляционные отношения между показателями определялись до и после проведения нагрузочного теста (см. таблицы 7,8). В таблицах указаны достоверные значения корреляций (р < 0,05).

 

Таблица 7 – Корреляционная матрица (Спирмена) между исследуемыми показателями ВРС
в группе исследования 2 – тест Амтхауэра, до проведения нагрузочного теста

  HF LF VLF TP
RRNN +0,57 +0,48 +0,52
TP +0,89 +0,82 +0,9
HF +0,64 +0,71
LF +0,75

 

Таблица 8 – Корреляционная матрица (Спирмена) между исследуемыми показателями ВРС
в группе исследования 2 – тест Амтхауэра, после проведения нагрузочного теста

  HF LF VLF TP
RRNN +0,34 +0,39 +0,36 +0,45
TP +0,76 +0,71 +0,86
HF +0,78 +0,53
LF +0,53

 

Как видно из представленных данных в таблице 7 и 8 между исследуемыми параметрами выявлена достоверная, p < 0,05, положительная корреляционная зависимость, что свидетельствует о наличии межсистемных взаимодействиях механизмов регуляции ВРС. После проведения нагрузочного теста выявлена корреляция между параметрами RRNN и LF, что свидетельствует о значительном влиянии симпатического отдела ВНС в регуляции вариабельности ритма сердца при когнитивной нагрузке. Корреляционные взаимоотношения между показателями HF и LF усилились, следовательно, взаимоотношения между симпатическим и парасимпатическим отделами ВНС стали более весомыми. Затем в группе исследования 2 проводился корреляционный анализ показателей ВРС среди юношей, и среди девушек. Юноши и девушки одного возраста, в группе девушек фаза менструального цикла не учитывалась. Корреляционные отношения между показателями определялись до и после проведения нагрузочного теста. Полученные данные представлены в таблицах 9,10 и 11,12. В таблицах указаны достоверные значения корреляций (р < 0,05).

 

Таблица 9 – Корреляционная матрица (Спирмена) между исследуемыми показателями ВРС
в группе исследования 2 – тест Амтхауэра (юноши) до проведения нагрузочного теста

  HF LF VLF TP
RRNN +0,63
TP +0,88 +0,78 +0,94
HF +0,61 +0,74
LF +0,82

 

Таблица 10 – Корреляционная матрица (Спирмена) между исследуемыми показателями ВРС
в группе исследования 2 – тест Амтхауэра (юноши) после проведения нагрузочного теста

  HF LF VLF TP
RRNN +0,52 +0,52
TP +0,79 +0,71 +0,86
HF +0,88 +0,52
LF

 

В группе юношей также выявлена достоверная положительная корреляционная зависимость между исследуемыми показателями, однако, в отличие от результатов общей группы нет корреляционных взаимоотношений между показателями RRNN и TP. После нагрузочного теста, также как в общей группе, появляются корреляционные взаимоотношения между показателями RRNN и LF. Взаимодействие между симпатическим и парасимпатическим отделами ВНС усиливаются. После нагрузки отсутствует корреляция между параметрами LF и VLF, при этом в «исходном» состоянии выявлена корреляционная зависимость между симпатическим отделом ВНС и метаболическим звеном регуляции. Таким образом, основным механизмом регуляции ВРС после нагрузки «способность к счету» в группе юношей принадлежит вегетативной нервной системе, с превалирующим влиянием симпатического отдела.

 

Таблица 11– Корреляционная матрица (Спирмена) между исследуемыми показателями ВРС
в группе исследования 2 – тест Амтхауэра (девушки) до проведения нагрузочного теста

  HF HF VLF TP
RRNN +0,5 +0,56 +0,6
TP +0,87 +0,8 +0,9
HF +0,65 +0,71
LF +0,74

 

Таблица 12 – Корреляционная матрица (Спирмена) между исследуемыми показателями ВРС
в группе исследования 2 – тест Амтхауэра (девушки) после проведения нагрузочного теста

  HF LF VLF TP
RRNN +0,42 +0,45
TP +0,74 +0,71 +0,82
HF +0,69 +0,47
LF +0,56

 

В группе девушек также как в общей группе и группе юношей до проведения нагрузочного теста нет корреляционных взаимоотношений между показателями RRNN и LF, и эта корреляция не выявлена и после проведенной нагрузки. Также в группе девушек после нагрузки не выявлена корреляция между показателями RRNN и HF, но корреляционные взаимоотношения между показателями HF и LF достоверно меньше, чем в общей группе и группе юношей.

Обсуждение результатов исследования

Полученные результаты свидетельствуют о том, что выявленные корреляционные отношения между показателями ВРС в общих группах исследования имеют общую базовую закономерность, однако, эти отношения имеют некоторые отличия в зависимости от вида выполняемой когнитивной нагрузки. В общих группах исследования 1 (нагрузка «Семантическая вербальная беглость») и 2 (нагрузка тест Амтхауэра – способность к счету) выявлена положительная корреляция между временем сердечного цикла и влиянием симпатического отдела ВНС. В обеих группах исследования после проведения нагрузочного теста выявлены корреляционные взаимоотношения между симпатическим и парасимпатическим отделами ВНС, однако в группе исследования 1 эти взаимоотношения стали менее весомыми, относительно контроля, а в группе исследования 2 – более весомыми. После нагрузки в общих группах исследования изменяются корреляции между системами регуляции ВНС и метаболического звена, так в первой группе эти корреляции «теряются», тогда, как во второй они сохранены, но относительно контрольного исследования корреляционная зависимость этих параметров уменьшается. Мы считаем, что это корреляции первого уровня, которые, по нашему мнению, отражают наличие «жестких» или базово-витальных контуров регуляции ВРС, структура которых не изменяется при различных физиологических состояниях. Наличие таких «жестких» регуляторных контуров в свое время было выявлено Н.П.Бехтеревой, на примере регуляции ряда основных функций ЦНС [6]. Еще больший интерес вызывает вариабельность корреляционных отношений между параметрами ВРС в группах юношей и девушек в условиях проведения различных когнитивных тестов. Действительно, рядом авторов показано [7,8]. наличие в гендерных группах перераспределения доминирующего влияния в регуляции ВРС отделов ВНС [9,10]. В нашем исследовании у юношей в группе 1 не выявлены корреляции между показателями HF и LF, как до, так и после проведения нагрузочного теста. Однако, выявлена достоверная положительная корреляция между показателями RRNN и HF, (p < 0,05), таким образом, продолжительность сердечного цикла после проведения нагрузочного теста зависит от регуляторного влияния парасимпатического отдела ВНС. У девушек в группе 1 выявлены корреляции между показателями HF и LF, как до, так и после нагрузки, что свидетельствует о более выраженном взаимодействии симпатического и парасимпатического отделов ВНС. Корреляция RRNN и HF прослеживается, как до, так и после проведения когнитивного теста. У юношей и девушек, группы исследования 1 после нагрузки нет корреляции между HF и VLF и LF и VLF, т.е. нет корреляционных отношений между механизмами ВНС и метаболического звена регуляции ВРС.

У юношей в группе 2 после проведения нагрузочного теста, корреляционные отношения между симпатическим и парасимпатическим отделами ВНС усиливаются, и выявляется корреляционное взаимоотношение между продолжительностью сердечного цикла и влиянием симпатического отдела ВНС. У девушек в группе 2 после проведения нагрузочного теста взаимоотношения между симпатическим и парасимпатическим отделами ВНС становятся менее весомыми. «Теряются» корреляции между показателями RRNN и LF и RRNN и HF, при этом прослеживается корреляционная зависимость между продолжительностью RRNN и параметром VLF, что свидетельствует о превалирующем влиянии на ВРС метаболического компонента регуляции.

Таким образом, в гендерных группах в условиях когнитивной нагрузки меняется регуляторный контур параметров ВРС. Известно, различные варианты когнитивных нагрузок активируют различные отделы мозга, что может проявляться особенностями ВРС [11], [12]. Мы предполагаем, что такое перераспределение доминирующих влияний отделов ВНС является «пластичным» компонентом механизма регуляции и определяет его адаптивный характер к различным вариантам когнитивных нагрузок. На основании полученных данных можно говорить о наличии в организме нескольких стратегий, определяющих взаимодействие между центральными и периферическими системами регуляции ВРС в условиях когнитивной нагрузки.

Заключение

На основании результатов проведенного исследования установлено:

1 – наличие «жестких» контуров регуляции ВРС в общих группах исследования, структура которых не изменяется при различных физиологических состояниях,

2 – наличие «пластичных» контуров регуляции ВРС, которые определяются в гендерных группах.

По нашему мнению, наличие «пластичных» контуров регуляции является механизмом адаптации к различным видам нагрузки, что, обеспечивает разнообразие вариантов регуляции сердечной деятельности.

 Однако, «пластичные» контуры могут быть «слабым» звеном механизма регуляции, когда системы переходят на новый уровень неравновесности и формируется дисбаланс между симпатическими и парасимпатическими влияниями на сердечную деятельность. Действительно, развитие дисбаланса между симпатическим и парасимпатическим отделами, в условиях когнитивных нагрузок, выявляет наиболее уязвимые регуляторные контуры, которые, в перспективе, могут стать базисом соответствующих патологических процессов.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Михайлов, В.М. Вариабельность ритма сердца: опыт практического применения метода / В.М. Михайлов. [Электронный ресурс]. – URL: http://neurosoft.ru/rus/product/book/hrv-2/index.aspx (дата обращения: 12.11.2021)
  2. Рубин, А.Б. Кинетика биологических процессов / А. Б. Рубин // Соросовского образовательный журнал.- [Электронный ресурс]. – URL: http://www.pereplet.ru/obrazovanie/stsoros/650.html (дата обращения: 12.11.2021)
  3. Human cingulate cortex and autonomic control: converging neuroimaging and clinical evidence / H.D. Critchley,
    J. Mathias, O. Joseph [et al.] // Brain. – 2003. – Vol. 126, № 10. – P. 2139–2152.
  4. Natural speech reveals the semantic maps that tile human cerebral cortex / G. Huth, W.A. Heer, T.L. Griffiths [et.al] // Nature. – 2016. – Vol. 532. – P. 453–458. – DOI1038/nature17637
  5. Бань, А.С. Вегетативный показатель для оценки вариабельности ритма сердца спортсменов / А.С. Бань,
    Г.М. Загородный. [Электронный ресурс]. – URL: belmapo.by/downloads/sport_med/2011/sport/15.doc (дата обращения: 12.11.2021)
  6. Бехтерева, Н. П. Нейрофизиологические аспекты психической деятельности человека / Н. П. Бехтерева. – 2-е изд., перераб. и доп. – Л.: Медицина, 1974. – 151 с.
  7. Арчибасова Е.А. Особенности регуляции вариабельности ритма сердца при различных вариантах когнитивной нагрузки у студентов / Е.А. Арчибасова, В.Ю.Куликов, М.И. Воевода // Сибирский медицинский вестник – 2021. № 1. – С. 57–67.
  8. Sookan T. Heart rate variability in physically active individuals: reliability and gender characteristics / T. Sookan,
    J. McKune // Cardiovasc. J. Afr. 2012. Vol. 23, N2. P. 67–72.
  9. Курданова М.Х. Системный анализ показателей альфа ритма головного мозга и гемодинамики у больных артериальной гипертонией / М.Х. Курданова ,  И.А. Бесланеев ,  М.Х. Курданова  и др. // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований, №9-2017-Стр. 63-68
  10. Антропова Л.К. Гендерные особенности вариабельности сердечного ритма в условиях проведения когнитивной нагрузки у практически здоровых студентов / Л.К. Антропова, В.Ю. Куликов, Е.А. Арчибасова // Сибирский медицинский вестник. – 2020. – № 1. – С. 46–52.
  11. Thinking and Feeling: Individual Differences in Habitual Emotion Regulation and Stress-Related Mood Are Associated With Prefrontal Executive Control / M.A. Scult, A.R. Knodt, J.R. Swartz [et.al] // Clinical Psychological Science. – 2016. – Vol. 5. – P. 150–157. – DOI 10.1177/2167702616654688
  12. Тумялис А.В. Индивидуальная частота ритма и механизмы восприятия и переживания эмоций / А.В. Тумялис : дисс. канд. биол. наук, Новосибирск, 2017. 135

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Mikhailov, V.M. Variabel’nost’ ritma serdca: opyt prakticheskogo primenenija metoda [Heart rate variability: experience of practical application of the method] / V.M. Mikhailov // [Electronic resource]. URL: (http://neurosoft.ru/rus/product/book/hrv-2/index.aspx (accessed: 12.11.2021) [in Russian]
  2. Rubin, A.B. Kinetika biologicheskikh processov [Kinetics of biological processes] / A. B. Rubin // Sorosovskogo obrazovatel’nyjj zhurnal [Sorosovsky educational magazine]. – [Electronic resource]. URL: http://www.pereplet.ru/obrazovanie/stsoros/650.html (accessed: 12.11.2021) [in Russian]
  3. Human cingulate cortex and autonomic control: converging neuroimaging and clinical evidence / H.D. Critchley,
    J. Mathias, O. Joseph [et al.] // Brain. – 2003. – Vol. 126, № 10. – P. 2139–2152.
  4. Natural speech reveals the semantic maps that tile human cerebral cortex / G. Huth, W.A. Heer, T.L. Griffiths [et.al] // Nature. – 2016. – Vol. 532. – P. 453–458. – DOI 10.1038/nature17637
  5. Ban, A.S. Vegetativnyjj pokazatel’ dlja ocenki variabel’nosti ritma serdca sportsmenov [A vegetative indicator for assessing the variability of the heart rhythm of athletes] / A.S. Ban, G.M. Zagorodny y // [Electronic resource]. URL: belmapo.by/downloads/sport_med/2011/sport/15.doc (accessed: 12.11.2021) [in Russian]
  6. Bekhtereva, N. P. Nejjrofiziologicheskie aspekty psikhicheskojj dejatel’nosti cheloveka [Neurophysiological aspects of human mental activity] / N. P. Bekhtereva. – 2nd ed., Revised and Expanded – L.: Meditsyna, 1974. – 151 p. [in Russian]
  7. Archibasova E.A. Osobennosti reguljacii variabel’nosti ritma serdca pri razlichnykh variantakh kognitivnojj nagruzki u studentov [Features of regulation of heart rate variability in different variants of cognitive load in students] / E.A. Archibasova, V.Y.Kulikov, Voevoda M.I. // Sibirskijj medicinskijj vestnik [Siberian Medical Bulletin] – 2021. No. 1. – pp. 57-67 [in Russian]
  8. Sookan T. Heart rate variability in physically active individuals: reliability and gender characteristics / T. Sookan,
    J. McKune // Cardiovasc. J. Afr. 2012. Vol. 23, N2. P. 67–72.
  9. Kurdanova M.Kh. Sistemnyjj analiz pokazatelejj al’fa ritma golovnogo mozga i gemodinamiki u bol’nykh arterial’nojj gipertoniejj [System analysis of indicators of alpha rhythm of the brain and hemodynamics in patients with arterial hypertension] / M. Kh. Kurdanova, I. A. Beslaneev, M. Kh. Kurdanova, et al. // Mezhdunarodnyjj zhurnal prikladnykh i fundamental’nykh issledovanijj [International Journal of Applied and Fundamental Research], No.9-2017-pp. 63-68 [in Russian]
  10. Antropova L.K. Gendernye osobennosti variabel’nosti serdechnogo ritma v uslovijakh provedenija kognitivnojj nagruzki u prakticheski zdorovykh studentov [Gender features of heart rate variability in conditions of cognitive load in practically healthy students] / L.K. Antropova, V.Yu. Kulikov, E.A. Archibasova // Sibirskijj medicinskijj vestnik [Siberian Medical Bulletin]. – 2020. – No. 1. – pp. 46-52 [in Russian]
  11. Thinking and Feeling: Individual Differences in Habitual Emotion Regulation and Stress-Related Mood Are Associated With Prefrontal Executive Control/ M.A. Scult, A.R. Knodt, J.R. Swartz [et.al] // Clinical Psychological Science. – 2016. – Vol. 5. – P. 150–157. – DOI  10.1177/2167702616654688
  12. Tumyalis A.V. Individual’naja chastota ritma i mekhanizmy vosprijatija i perezhivanija ehmocijj [Individual rhythm frequency and mechanisms of perception and experience of emotions] / A. V. Tumyalis., Candidate’s thesis. Biology, Novosibirsk, 2017. 135[in Russian]

Выявленные в нашей работе корреляционные отношения между показателями ВРС (вариабельность ритма сердца) при различных вариантах когнитивных нагрузок в общих группах исследования имеют базовую закономерность, являются корреляциями первого уровня, которые, отражают наличие «жестких» контуров регуляции ВРС, структура которых не изменяется при различных физиологических состояниях. В гендерных группах наблюдается перераспределение доминирующего влияния в регуляции ВРС отделов ВНС (вегетативная нервная система). Таким образом, мы выделяем «пластичные» контуры регуляции ВРС. Наличие «пластичных» контуров регуляции, с одной стороны является механизмом адаптации к различным видам нагрузки, а с другой стороны, «пластичные» контуры могут быть «слабым» звеном механизма регуляции, когда системы переходят на новый уровень неравновесности и формируется дисбаланс между симпатическими и парасимпатическими влияниями на сердечную деятельность. Оценка особенностей организации таких регуляторных контуров позволяет разработать методы ранней коррекции, диагностики и прогноза патологических состояний.

Нет Ответов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *